Фото храма Чойжин-ламын-сум (44 фото)

История Улан-Батора: Музей Чойжин ламы

Храм – музей Чойжин ламы расположен вблизи центральной площади. В настоящее время храм окружают высотные здания.

Не каждый житель столицы знает, какое ценное наследие истории, религии, культуры, традиции и обычаев Монголии сохранено в храме Чойжин ламы. Наверное, поэтому некоторые люди, у которых в карманах много денег, без угрызения совести построили в непосредственной близости к этому музею различные бары, рестораны и другие увеселительные заведения и повредили основные ворота и часть забора. А ведь эти основные ворота являются бесценным творением искусства, если учесть, что рисунки, нарисованные на них, сохранились в хорошем состоянии, хотя им более 100 лет.

Как только входишь на территорию музея, тебя сразу встречает удивительная тишина и эта тишина как будто говорит об отрешенности от всего мирского.

В 1875 году шестилетний Богдо-гэгээн прибыл в Монголию вместе со своим младшим братом Лувсанхайдавом (1871—1918). Когда Лувсанхайдаву исполнилось 12 лет, личный учитель Богдо-гэгээна Балданчоймбол решил сделать из него прорицателя. В 1884 году пригласил из Тибета чойжин ламу Сэтээв для ритуала нисхождения в ребёнка духа-провидца. Главными духами-провидцами, на которых опирался Лувсанхайдав в своей практике, стали Найчин-чойжин, Зэмэр-чойжин и Дорж Шугдэн. Предполагалось, что эти духи станут опорой монгольской государственности и помогут изгнать маньжуров из Халхи.

Первый храм, построенный для государственного чойжин-ламы в 1896-1902 годах в Зуун хурээ на пожервования народа сгорел в 1903 году. Для строительства нового харама было отобрано новое расположение, то есть нынешнее. Это место исследовали ламы и утвердили, здесь вечная мерзлота и живут жестокие савдаки или духи. Поэтому нужно построить храм, где будут проводить специальные очень жесткие обряды буддизма.

Храм строился более чем 300 монгольскими умельцами и строителями под руководством знаменитого архитектора Омбо. В 1906 году Лувсанхайдав отправил императору Гуансюю письмо, в котором заверил его в том, что в новом храме будут молиться за его долголетие и за прочность имперской власти, а также испрашивал официальное название для храма. В результате храм получил имя “Храм распространения милостей”. Только на украшения всего комплекса было потрачено 1821,2 кг чистого серебра. Почти все средства выделили служители монастырей, музыкальные инструменты, картины с изображениями бурханов мастерили монгольские умельцы и лишь некоторые из них были сделаны на заказ в Китае.

Богослужения и религиозные обряды проводились в этом храме, состоящем из 5 отдельных монастырей и 55 комнат, до 1938 года. Своей планировкой по принципу смежных дворов, Чойжин Ламын Сүмэ напоминает резиденцию Богдо Хана, но при его строительстве уже широко применялись камень и кирпич.

Гол Сүм или главный храм

От Святых ворот через все дворы монастыря вымощен главный, “высокий” путь, ведущий к главному храму. Это два соединенных храма: в одном шло богослужение, в другой из него главный оракул удалялся для предсказании. Здание сооружено на гранитном цоколе. На каменном парапете, украшенном плоскорельефной орнаментальной резьбой, установлены фигуры льва, слона, обезьяны, сосуды с плодами.

А над галереей по фасаду протянута падуга с живописью, которая должна устрашить грешника: нетускнеющими минеральными и земляными красками изображены нарубленные тела, синеющие головы, вывернутые языки, человеческие внутренности, висящие сердца, гирлянды голов, кровь. Все это – останки врагов религии. В ансамбле Чойжин-ламын-сумэ многое напоминает о миссии ее хозяина, призванного в любом обличье узнавать и карать врагов религии.

Внутри главного храма, на подвесном потолке, изображены драконы среди облаков. На колоннах, потолке, стенах, карнизах, дверях, всюду внутри храма на традиционном красном фоне позолоченные драконы, окруженные цветами, облаками, огнем. В центре храма золоченная фигура Будды-учителя Шакьямуни на львином престоле. Незаметная дверь за иконостасом ведет в помещение храма грозного Идама, покровителя Чойжинламы. Сюда он уединялся, чтобы, доведя себя до исступления, определить врагов религии.

Храм Ядам

Храм Ядам, стоит обособленно от других , окруженный со всех сторон кирпичной стеной. Это -храм “тайной тантры”, храм закрытого культа для духовенства, куда не допускались рядовые верующие.

В центре храма -позолоченная бронзовая скульптура одного из 84 индийских волшебников-магов Дувчиннагважадов. В витрине справа -бронзовые статуи тантрийских божеств Калачакра, Махакала, Важрадара и других с шакти, среди которых мастерством исполнения, живой пластичностью и изяществом своеобразной композицией выделяется Сита -Самбара известного монгольского скульптора, непревзойденного мастера Занабазара (1635-1724).

Храм Амгалан

Восточнее главного храма находится Храм Амгалан (Храм Благоденствия). посвященный Ундэргэгээну. Стены этого восьмигранного храма со своеобразной композицией украшены 16 архатами, сочетающими в себе элементы фольклорного стиля и восточного искусства. В витрине в северной части храма – автопортрет Занабазара, напротив его произведения: Ратнасамбава, Минтуг и произведения его школы Майтрея, Манла, Зелёная Тара, Белая Тара.

Храм Зуу

Западнее главного храма находится храм Будды-Учителя – Храм Зуу был возведен в честь основателя буддийской религии Шакъямуни. Напротив входа возвышаются скульптуры Будды-Учителя изображающие его в 3 ипостасях: прошлом, настоящем, будущем, а рядом скульптуры двух его учеников из папье-маше. Стены храма выполнены в виде пещер, в которые помещены 16 архатов проповедников буддизма, живших в пещерах, отрешенными от мира и углубленными в созерцание. В храме Ядам Чойжин-лама проводил важнейшие ритуалы, и он был закрыт для верующих.

Читайте также:
Какая погода на Пхукете в ноябре?

В 1938 году монастырь был закрыт и вероятно был бы уничтожен, но в 1942 году было решено в зданиях храма создать музей, чтобы демонстрировать “феодальные” пути прошлого. Музей, сначала именовавшийся “Антирелигиозным”, потом поспокойнее – “Музей истории религии”. Конечно монастырь могли уничтожить, но все таки его сохранили и об этом есть немало письменных свидетельств. Например, в 1930 году храм увидел русский архитектор Васильев и определил как неповторимое наследие архитектуры и искусства.

Храмы Монголии

Несмотря на то, что официально Монголия является светским государством, около 2/3 населения исповедует ту или иную религию. Храмы Монголии – это не только места, где верующие могут проводить свои религиозные обряды: это также значительная часть культуры и истории страны.

Типы буддистских монастырей и храмов

Туристам, желающим поближе познакомиться со страной, а главное – понять ее культурные особенности, обязательно следует посетить храмы Монголии, особенно буддистские, поскольку именно эту религию исповедует более половины жителей страны, и именно эта из мировых религий пришла в страну первой.

Изначально буддистские монастыри в стране кочевников были тоже кочевыми и «переезжали» вместе с селениями, или, вернее, родами. Они на тот момент представляли собой обычные юрты, и богослужения тоже проводились в юртах. Стационарный монастырь появился в Монголии лишь в 1585 г. Это Эрдэни-Дзу, который и сегодня является частично действующим (монахам принадлежит 1 храм, остальные служат музеем).

Монгольские монастыри исторически есть нескольких типов, причем интересно, что тип присваивался монастырю (или храму) при его основании, и, если в дальнейшем характеристики монастыря менялись, тип его оставался прежним:

  1. Хурээ – монастырь, в котором его ламство (духовенство) проживало постоянно. Сегодня в стране ни одного хурэ нет.
  2. Хийд – аналог скита в православной традиции, то есть совсем небольшой монастырь, в котором в основном проживают затворники (отшельники). Со временем смысл, вкладываемый в этот термин, изменился – сегодня все монастыри считаются хийдами.
  3. Сум – храм в монастыре либо отдельно стоящий храм, в котором никто не проживал, а духовенство приходило в него только ради проведения богослужений по важным религиозным праздникам.

Что интересно, привычные россиянам названия буддистских храмов и монастырей, такие, как дацан, дуган и хурул, используются только в российских регионах расселения монголов, бурят и других народов, исповедующих буддизм. В каждом монастыре обычно бывает несколько храмов:

  • главный. В малых монастырях это обычно центральное строение, в котором проводились основные собрания всего духовенства монастыря. В крупных главных храмов бывает несколько, по одному на каждую общину монахов.
  • соборный – «основной» храм в больших монастырях, в которых собирается все духовенство всех общин для проведения наиболее важных праздничных богослужений.
  • охранительный храм посвящен отдельному божеству – «опекуну» данного монастыря. Есть даже в самых небольших монастырях.
  • медицинский – встречается не во всех монастырях, служит для проведения мероприятий традиционной тибетской медицины.
  • тантрический – храм, в котором проводятся исключительно тантрические церемонии.
  • цанидский – храм, который служит местом проведения философских дисутов.

Кроме того, могут быть храмы, посвященные отдельным бодхисатвам и буддам, астрологические храмы и т.д.

Наиболее известные храмы

Ряд буддистских храмов Монголии пользуется наибольшей популярностью у туристов, они входят в список достопримечательностей, «обязательных к посещению». Помимо уже упомянутого Эрдэни Дзу, это:

  1. Гандантэгченлин – самый крупный из буддистских столичных храмов. Во времена социалистической Монголии являлся единственным храмом, в котором проходили богослужения.
  2. Чойжин ламин (ламын) сум – монастырь, построенный в качестве резиденции государственного чойжин-ламы. Также находится в Улан-Баторе.
  3. Амарбаясгалант, или монастырь Безмятежной радости. Расположен в долине реки Селенга, один из наиболее крупных в Монголии храмовых комплексов.
  4. Хамарын-хийд. Датируется 1820 г., находится в г. Сайншанд. Один из крупнейших религиозных и образовательных центров в пустыне Гоби.

Христианство

Православие в Монголии распространено слабо – к этой конфессии относятся всего около тысячи граждан страны. Тем не менее, православные храмы в Монголии тоже есть: главным из них является Троицкий собор, также есть храм в Эрдэнэте. Есть в стране и католические храмы: 4 прихода действуют в Улан-Баторе, по одному в Дархане и Арвайхээре.

Исторически жители западных аймаков Монголии исповедуют ислам. В самом западном аймаке страны, Баяк-Углие, почти 90% населения составляют казахи, много их живет в аймаке Ховд (примерно 12% жителей аймака). Все они являются мусульманами суннитского типа. Кроме того, в Монголии есть мусульмане и других национальностей: узбеки, уйгуры и др.

Читайте также:
Германия входит в число стран с наиболее плотными сетями банковских филиалов

В аймаке Увс проживают хотоны, которые исторически были исповедующими ислам тюрками, но за три сотни лет проживания на территории Монголии переняли местные обычаи, в том числе и религию (правда, с заметными элементами ислама). В последние десятилетия многие хотоны возвращаются в лоно ислама. Всего эту религию исповедуют около 58 тыс. жителей Монголии, что составляет примерно 3% населения. В «мусульманских» аймаках Монголии и, разумеется, в Улан-Баторе есть мечети.

Чойжин-ламын-сум

Чойжин-ламын-сум-бывшая резиденция государственного оракула, родного брата богдо-хана. Чойжин-лама считался посредником между свирепыми божествами и простыми смертными на земле по аналогии с бодисатвами, воплощавшимися в людях по воле милостивых бурханов. Он должен был распознавать видимых и невидимых врагов религии, “видеть” судьбу человека, предсказывать его будущее.

Магия была высшей ступенью философии буддизма. Распространенное в Тибете и Монголии учение тантризм проповедовало, что заветной нирваны достичь легче заклинаниями, чем самосовершенствованием, как когда-то завещал Будда-Учитель – Шакья-Муни. Считалось, что тарни – заклинание укрощало страдания и избавляло от грехов, призывало на помощь божество. Первой магической формулой была мани – начало молитвы, начертанное всюду-от метровых иероглифов на склоне Богдо-улы до крошечных-на узеньком лоскуте ткани или ладанке. Особая роль в пантеоне богов буддизма отводилась грозным, гневающимся божествам-дхармапалам, по-тибетски докшитам. Эти “защитники веры”, пожалуй, более почитались в Монголии, чем милостивые, погруженные в созерцание будды. Недаром главный храм в Их-Хурэ был тантрийским, а важнейшим среди праздников города-мистерия цам, тантрийский обряд, отгонявший от города злые силы и заканчивавшийся грандиозным сожжением пирамиды – символа врагов религии. Необычайную популярность тантризма в Монголии можно, очевидно, объяснить тем, что заклинание, общение с духами, высшими силами, которое лежало в основе тантризма, было понятно монголам и близко с древнейших времен в главном веровании кочевников – шаманизме.

Характерно, что один из самых значительных ансамблей столицы был сооружен для главного оракула Монголии. В 1904 году для его резиденции было отведено обширное пространство южнее площади Поклонений, а в 1908 году ансамбль, обнесенный высокой монастырской стеной, был уже закончен. Когда-то от Зеленого дворца сюда вела пустынная охраняемая дорога, по которой через скромный деревянный мост над Толой проезжал последний богдо. Сейчас по этим местам к центру Улан-Батора через массивный, украшенный башенками каменный Мост дружбы проложена одна из главных магистралей города – широкий асфальтированный проспект Ленина. Вдоль него тянется огромный, в 42 гектара, разбитый в наши дни и благоустроенный Детский парк. Его строителями были молодежные интербригады социалистических стран, поэтому в Улан-Баторе его называют Парком дружбы.


Чойжин-ламын-сум

Чойжин-ламын-сум ныне со всех сторон окружают современные здания: Государственной публичной библиотеки, Выставочного зала Союза монгольских художников, Клуба советских специалистов имени В. И. Ленина, литературного музея Д. Нацагдоржа, Дворца бракосочетаний и т. д. А в зданиях Чойжин-ламын- сума сейчас размещается Антирелигиозный музей Монголии.


Мост Дружбы через Толу

Своей планировкой по типу смежных дворов, главная ось которых идет с юга на север, ансамбль Чойжин-ламын-сум напоминает резиденцию богдо-хана. Однако здесь нет стилевого единства, которое отличает тот памятник архитектуры. В строительстве Чойжин-ламын-сума наряду с деревом гораздо шире использован камень и кирпич.


Ям-пай

Перед центральным входом в ансамбль с юга прежде стояли Триумфальные ворота, которые были сооружены из камня, но имитировали деревянные. Это были единственные каменные Триумфальные ворота в Монголии. Возле них, на одной оси со всеми главными зданиями ансамбля Чойжин-ламын-сум, был построен и ныне стоит трехстворчатый щит ям-пай, выполненный из местной голубоватой керамики. Многофигурные рельефные композиции на нем назидательно показывают, что бороться с врагами религии можно ревностным служением буддизму, обращением к нему неверующих, пропагандой учения Будды – Учителя. Рельефы на боковых створках щита рассказывают о странствиях буддийского монаха Тан-Сюань-цзана, посвятившего свою жизнь распространению буддийских книг. В центре щита изображен Хан-Гаруди, мифический царь птиц на Востоке, – пузатое чудовище с ногами руками, с рогами на голове и огромным клювом, в котором он держит змею, а по бокам его тверные стражи – арсланы – львы – олицетворение царской власти.


Хан-Гаруди. Рельеф на ям-пае

Святые ворота, открывающие ансамбль, намного скромнее, чем в резиденции богдо-хана и выполнены из кирпича и дерева. Подобно воротам второго двора, они украшены сверху позолоченными газелями и “колесом учения”; по скатам крыш – животными-охранителями. Вдоль конька одной из крыш расставлены фигурки всадников. Над крышей ворот возвышается квадратная в плане побеленная башенка. Три стены ее имеют в центре по круглому, как иллюминатор, окну, а четвертая оформлена в виде сплошного окна с множеством рам и переплетов. Колонны, как и все деревянные части ворот, окрашены в красный цвет и расписаны орнаментами. На узких консолях живописные пейзажи с волнующимся морем, дворцами в буйных садах и т. д. Такие же ворота расположены в ограде ансамбля на востоке и западе. Их башенки окрашены в разные цвета согласно буддийской символике.

Читайте также:
Путешествие в Испанию: Siam Park в Тенерифе


Вход в гол-сум

От Святых ворот через все дворы монастыря вымощен камнем главный-“высокий путь”, ведущий к гол-суму. Гол-сум- это два соединенных храма: в одном шло богослужение, из него оракул удалялся в другой для предсказаний. Здание гол-сума сооружено на гранитном цоколе. По всему главному фасаду проходит галерея с колоннами. На каменном парапете, украшенном плоскорельефной орнаментальной резьбой, установлены фигуры льва, слона, обезьяны, сосуды с плодами.


Гол-сум

Над галереей по фасаду протянута падуга с “уникальной” в своем роде живописью. Нетускнеющими минеральными и земляными красками написаны нарубленные тела, синеющие головы, вывернутые языки, внутренности, букетом висящие сердца, гирлянды голов, кровь. Это останки врагов религии, такая же судьба ждет грешников. В ансамбле Чойжин-ламын-сум многое напоминает о миссии ее владельца, призванного в любом обличье узнавать и карать врагов религии.


Гол-сум. Карниз и капитель

В галерее гол-сума оригинальный деревянный подвесной потолок. В квадратах, образованных при пересечении реек, роспись-драконы среди облаков. Это извивающееся чудовище с оскаленной пастью-главный мотив в росписи и резьбе ансамбля. Особый интерес представляет ажурная сквозная резьба капителей колонн. Изображенные в гирляндах цветов драконы везде разные. Резными головами их завершаются балки карнизов. На колоннах, потолке, стенах, дверях – всюду внутри здания на традиционном красном фоне позолоченные драконы, окруженные цветами, облаками, огнем. Здесь же грозные божества – хранители желтой веры в языках стилизованного золотисто-красного пламени и атрибуты их власти. Стены башенки – гонхона завешены иконами больших размеров, живописными и аппликациями. В центре иконостаса-золоченая фигура Будды-Учителя Шакья-Муни на львином престоле.


Роспись потолка в галерее гол-сума

Незаметная дверь за иконостасом ведет в помещение храма грозного Идама, покровителя Чойжин-ламы. Сюда он уединялся, чтобы, доведя себя до исступления, определить врагов религии.


Гол-сум. Фрагмент галереи

Остальные храмы ансамбля также имели свое назначение и посвящение. На западе – храм Будды-Учителя, его позолоченная фигура вместе с основными учениками установлена в алтарной части этого сооружения. Стены здания решены в виде пещер, в которых помещены фигуры шестнадцати найданов- апостолов буддизма, живших на заре религии в пещерах.


Во дворе Чойжин-ламын-сума

Восточнее гол-сума находится храм, посвященный Ундэр-гэгэну. Восьмигранное в плане сооружение напоминает о национальных традициях юртообразного зодчества.


Чойжин-ламын-сум у Западных ворот

Во втором дворе ансамбля симметрично расположены два храма-юрты. Крыша одного из них, кирпичного, покрыта листовым железом. Выбеленная, скромная, юрта, с нанесенным на крышу синим орнаментом – излюбленным украшением юрты кочевника, выделяется на фоне ярко-красных нарядных зданий ансамбля.


Чойжин-ламын-сум. Фрагмент

Сейчас в Чойжин-ламын-суме антирелигиозный музей. Наряду с подлинными произведениями искусства здесь выставлены ремесленнически грубые поделки; собраны бурханы разных веков и школ, вывезенные из Индии, Непала, Тибета, представлены и работы монгольских мастеров. Среди экспонатов музея выделяются красотой формы, певучим благородством линий, подлинной духовностью образов пять главных дхиани-будд-будд созерцаний, согласно канону, воплощающих тысячу будд пантеона. Исполненные Ундэр-гэгэном Занабазаром, они украшают храм, поставленный в его честь. Здесь же находится и отлитая из металла и позолоченная фигура, которая считается автопортретом Ундэр-гэгэна. Плотный, сильно облысевший мужчина в ламском одеянии левой рукой держит колокольчик, правая – в священной мудре поучения, лицо, с узенькой линией усов, чуть улыбается – таким он канонизирован и изображается на всех иконах Монголии среди верных учеников и последователей. Но в скульптуре подчеркнуто не благодушие, с каким он изображается на иконах, а мудрость и достоинство человека, обладающего властью. Портретное сходство бесспорно, несмотря на следование каноническим правилам.


Храм-юрта во дворе Чойжин-ламын-сума

Художники в то время не подписывали свои произведения. Считалось, что уже скромным следованием канонам они завоевывают благочестие, как другие ламы молитвами, астрологическими предсказаниями, вырезанием ксилографов. Лишь Ундэр- гэгэн, по преданию, как глава ламства в Монголии позволял себе “подписывать” произведения: вырезать лепестки священного лотоса не только спереди, но и кругом по всему пьедесталу, который служил в ламаистской скульптуре дарохранилищем, и снизу на крышке этого дарохранилища, куда закладывались молитвы мани и подношения (чаще зерна), изображать священный знак “нацагдоржи”, а вдоль спины бурхана располагать нить четок. Бурханы, отмеченные этими знаками, лучшие в культовой скульптуре Монголии. Выше их художественного, да и технического мастерства, достигнутого на рубеже XVII – XVIII веков, никто из монгольских скульпторов не поднялся.


Г. Занабазар. Ратнасамбава. Кон. XVII – нач. XVIII в.

Читайте также:
Авиакомпания Scat Казахстан

Среди экспонатов музея большой интерес представляет собрание масок для религиозной мистерии-пантомимы – цам, что по-тибетски означает пляска, танец. Монгольские мастера в создании масок для цама достигали большой выразительности благодаря развитым традициям декоративно – прикладного искусства.


Г. Занабазар. Пять дхиани-будд созерцания. Кон. XVII – нач. XVIII в.

В подробную разработку сценария цама и оформления масок мастера, состоявшие при разных монастырях, вносили свою фантазию и творческое начало. В этом плане особенно выделяется работа представителя прославленной школы столичных художников на рубеже XIX – XX веков Пунцаг-Осора и его учеников. Сам он был не только оформителем цама, но и участником мистерии: поджигал в финале цама пирамиду – символ врагов религии, поэтому его и называли чамбан (заклинатель) Пунцаг-Осор. Маски его мастерской считаются в Монголии классическими. Они создают яркие, впечатляющие образы. Пожалуй, нет страны, издавшей хоть одну книгу о Монголии, где бы не фигурировала фотография, часто цветная, коралловой маски Жамсрана, исполненной Пунцаг-Осором. На протяжении всего празднества эту маску весом более 30 килограммов, сплошь инкрустированную кораллами, носил на голове облаченный в тяжелые доспехи и одеяния монах. Жамсран – один из Восьми Ужасных буддийских божеств. Его лицо всегда делали красным, в короне изображалось пять черепов – символ победы над всеми человеческими чувствами, в левой руке он держал человеческое сердце. В украшении маски Жамсрана и других Ужасных божеств самым распространенным был орнамент гал-языки пламени огня, очищающего веру. По легенде, Жамсран спас второго богдо-гэгэна Монголии от молнии и стал его небесным хранителем. В Их-Хурэ, ставке монгольских гэгэнов, он был самым. почитаемым грозным божеством. Вот почему мы так часто встречаем в музеях Улан-Батора и иконы, и маски, и изваяния Жамсрана, в гневе оскаленного, со сверкающими тремя глазами, с золотыми языками пламени вместо бровей.


Г. Занабазар. Автопортрет (?) Кон. XVII – нач. XVIII в.

Экспрессия образа маски подчеркивается фактурой – лицо сплошь покрыто кораллами; камни так искусно подобраны по оттенкам и размерам, что придают маске особую живость. В Улан-Баторе сохранилось несколько подобных масок Жамсрана, и каждая из них, при сходной трактовке образа, индивидуальна по исполнению.


Пунцаг-Осор. Маска Жамсрана. Кон. XIX в.

Остальные маски цама, которые экспонируются в музее, также выполнены из папье-маше и расписаны красками, украшены камнями, костью, стеклярусом и т. д. – в зависимости от персонажа. Все они устрашающего вида; их необходимый атрибут вместе с огнем – череп. Некоторые, как Чойжил – Владыка мертвых, украшены гирляндами из черепов. У синемордого Чойжила голова рогатого разъяренного быка. Оскаленная пасть с огромными клыками и языком служила прорезью для глаз исполнителя, в руках он должен был держать непременно скипетр из частей скелета человека.


Маска Сивого старца. Кон. XIX в.

Большой интерес представляет маска Сивого Старца, считавшегося издавна хозяином горы Сангино-хайрхан возле монгольской столицы. Со спутанной мощной гривой из волос яка голова этого персонажа по цвету напоминает каменистую, серую от гальки поверхность гор вокруг Улан-Батора. Из волос яка сделаны также лохматые брови и борода старика, изо рта торчат звериные клыки. Этот персонаж – свидетель терпимости ламаизма к своему предшественнику на монгольской земле-шаманизму, столь почитавшему духов гор. В то же время в этой маске отчетливее, чем в других, проступает личное отношение художника к создаваемому образу. Чаще всего Сивый Старец не страшен, а скорее вздорен, низведен до уровня комического персонажа. Таков он даже в маске, созданной для самого первого цама в Их-Хурэ (Музей изобразительного искусства Монголии).

Маски цама работы столичных мастеровяркое свидетельство их высокого профессионального уровня, умения пластически выразить экспрессию образа, тонкое понимание самой сути декоративности.

Обязательными персонажами цама была и пара скелетов Дуртоддагва – хозяев кладбищ, обязанность которых во время мистерии – очищать от злых духов путь главным божествам. Вообще в понимании ламаистов скелет не символ смерти, а символ обновления жизни, поскольку, как они считали, человек не умирает, а возрождается в новом существе. Недаром так распространены были в Монголии изделия из различных костей скелета. В Антирелигиозном музее можно увидеть некоторые из них: не раз повторенную чашу из человеческого черепа, покрытую серебром (ее мог заказать отец в память о погибшем сыне из его черепа), музыкальный инструмент типа флейты из берцовой кости. Серебряная оправа этих изделий украшена чеканными и гравированными орнаментами, означавшими благопожелания.

Среди экспонатов Антирелигиозного музея много церковной утвари. Чаще всего отлитые из металла изделия украшены узорами в технике чеканки, гравировки, прорези и т. д. В орнаментальные композиции включены изображения драконов, слонов, львов. Здесь есть и ламские колокольчики с чудесным тембром, отлитые из сплава, секрет которого до сих пор не разгадан. Есть ритуальные предметы, назначение которых давно забыто.

Читайте также:
Что привезти из Туниса в подарок? Цены на сувениры и отзывы

Достопримечательности Монголии

Монголия дает туристам возможность познакомиться с культурными и природными богатствами. Древняя история, уникальный ландшафт и традиции сделают даже недолгое путешествие запоминающимся. Страна предлагает своим гостям несколько вариантов отдыха: экологический, активный, культурный.

Природа — одно из главных сокровищ страны. 22 национальных парка позволят увидеть разнообразие ландшафтов и фауны. Растительность меняется от лиственничной тайги до пустыни, многие обитатели которых занесены в Красную Книгу. Где богатая и разнообразная природа, там и активный отдых — туры пешие, на лошадях, автотуризм. Охота, рыбалка — популярные виды досуга, давно освоенные иностранными гостями страны. Не так давно появилась возможность посетить первый, пока единственный, современный горнолыжный курорт, который открылся недалеко от столицы.

Культура Монголии многовековая и представлена как археологическими памятниками — наскальной живописью и руинами древних поселений, так и средневековыми буддийскими монастырями и дворцами. Современные достопримечательности — это музеи, театры, парки, торговые центры столицы страны. В городе проводится множество праздников и фестивалей, часть из них — с ярким национальным колоритом. Климат Монголии нельзя назвать суровым, но морозы зимой и жара летом обязательны. Лучшее время для поездки — конец августа или начало сентября, хотя все лето предоставляет достаточно комфортные условия для знакомства со страной.

1. Город Улан-Батор

Столица Монголии, мегаполис. Крупный экономический и культурный центр. Историческая часть города — памятник культуры, гора Богд-Хан-Уул внесена в предварительный список ЮНЕСКО. В городе развитая инфраструктура, есть много туристических объектов.

2. Памятник Чингисхану (Статуя в Цонжин-Болдоге)

Памятник является самой большой статуей конного всадника в мире. В Монголии — еще и самой большой статуей Чингисхана. Внутри постамента 40-метровой фигуры расположена зона отдыха, наверху — смотровая площадка.

3. Пустыня Гоби

Находится на севере страны, самая большая пустыня в Азии. Практически не заселена, на территории встречаются кочующие племена. Растительность скудная, но есть уникальные представители фауны. Здесь находится крупнейшее кладбище динозавров.

4. Каракорум — древний город

Древняя столица Монголии. Переживал два крупных подъема за всю историю страны, в 1200-х годах и в 1600-х. Археологическая достопримечательность, внесена ЮНЕСКО в список мирового наследия. Место древних поселений, квартала ремесленников, храмов. Здесь находился дворец хана Угэдэя.

5. Монастырь Гандантэгченлин

Действующий буддийский монастырь, крупнейший в Улан-Баторе. Основан на месте возникновения города Улан-Батор. Первый религиозный центр Монголии. Достопримечательность — огромная статуя Золотого бога Мэгжид Жанрайсэг, установленная в 1911 году.

6. Монастырь Эрдэнэ-Зуу

Средневековый буддийский монастырь, один из храмов которого действует и сейчас. Остальные постройки отданы под музеи. Главная ценность монастыря — статуя Будды Ихэ-Дзу. Помимо нее, в стенах Эрдзэнэ-Зуу находится 11 реликвий, переданных в монастырь Далай-ламой. Объект всемирного наследия ЮНЕСКО.

7. Монастырь Амарбаясгалант

Крупный религиозный комплекс. Все постройки отличаются единством стиля, с преобладанием китайских традиций. Монастырь действующий, там постоянно проживает около 100 монахов. Уникальное сочетание архитектуры и природного ландшафта — строения расположены в живописной долине на фоне холмов, покрытых лиственничными лесами.

8. Храм-музей Чойжин Ламын Сум

Комплекс храмов, расположенный в центре Улан-Батора. Построен в начале ХХ века. В настоящее время — музей монгольского религиозного искусства. Один из лучших памятников монгольской архитектуры.

9. Дворец Богдыхана

Одна из наиболее ярких, зрелищных достопримечательностей Монголии. Комплекс зданий, включающий Летний и Зимний дворцы последнего императора, строился на рубеже XIX и XX веков. Летний дворец представляет собой несколько зданий традиционной китайской архитектуры. Внешнее и внутреннее убранство дворцов в прекрасном состоянии и дает возможность познакомиться с жизнью высшей монгольской знати.

10. Мемориал Зайсан

Комплекс боевой славы на холме Зайсан-Толгой, недалеко от Улан-Батора. Установлен в честь победы советско-монгольской армии при Халкин-Голе и поддержки Красной Армией монгольской народной революции. Комплекс имеет оригинальное архитектурное решение. Он построен в виде огромного бетонного кольца, украшенного барельефами и мозаикой.

11. Площадь Сухэ Батора

Главная площадь столицы Монголии. Так же является главным общественным пространством города. Ныне носит имя Чингисхана. На площади расположено несколько памятников, вокруг находятся музеи, театр, бизнес-центры. Здесь проходят массовые мероприятия, праздники.

12. Национальный парк Горхи-Тэрэлж

Природный парк, расположенный в 80 км от столицы. Природа представлена традиционными для этой местности невысоким горами, покрытыми степной растительностью или лесом. В южной части парка находится развитая туристическая инфраструктура. Есть отели, базы отдыха, спа-курорт. Ещё туристам предлагают посетить Буддийский храм и парк скульптур динозавров.

13. Национальный парк Хустайн-Нуруу

Большой природный парк, изучить который можно в ходе пешего тура, поездки на лошади или джипе. Помимо живописных пейзажей здесь можно увидеть древние памятники. Для желающих есть возможность принять участие в изучении природы. В парке ведется работа по восстановлению популяции лошадей Пржевальского.

Читайте также:
Карта Яванского моря, где находится Яванское море на карте мира

14. Гурвансайхан (Гоби-Гурван-Сайхан)

Самый крупный из национальных парков страны. Находится на севере пустыни Гоби. Основные достопримечательности — песчаные дюны и местная фауна. На территории парка находится знаменитое кладбище динозавров. Туристам предлагается ознакомиться с традиционным монгольским бытом, посетив поселения местных жителей.

15. Озеро Хубсугул

«Младший брат» Байкала, находится от него на расстоянии 200 км. Пресноводное озеро, очень глубокое. Одно из 17 древних озер на Земле, возрастом более 2 мл. лет. Находится между степными и таежными ландшафтами, вокруг озера — природоохранная зона. По берегам расположены туристические базы, по озеру ходит паром. Популярный эко-туристический объект.

16. Озеро Убсу-Нур

Самое большое в Монголии, часть всемирного наследия ЮНЕСКО. Вода в озере соленая. Очень богат мир животных и рыб. По берегам обнаружено множество древних памятников, следов жизни первобытных людей. В настоящее время какая-либо инфраструктура вокруг озера отсутствует, добраться до него сложно.

17. Ущелье Елын-Ам

Глубокое и узкое ущелье, в южных горах Монголии. Другое название долины — Грифов или Орлов. Ущелье расположено на территории национального парка. Недалеко находится пустыня Гоби, но в глубине ущелья почти всегда лежит снег.

18. Долина реки Орхон

Одна из крупных рек Монголии, самая длинная. Долина реки имеет разнообразный рельеф, в одном месте образует водопад. Известна расположенными на ней археологическими памятниками, являющимися частью всемирного наследия ЮНЕСКО. К ним относятся Каракорум, Хар Балгас, гробницы гуннов.

Чойжин-ламын-сум

Чойжин-ламын-сум-бывшая резиденция государственного оракула, родного брата богдо-хана. Чойжин-лама считался посредником между свирепыми божествами и простыми смертными на земле по аналогии с бодисатвами, воплощавшимися в людях по воле милостивых бурханов. Он должен был распознавать видимых и невидимых врагов религии, “видеть” судьбу человека, предсказывать его будущее.

Магия была высшей ступенью философии буддизма. Распространенное в Тибете и Монголии учение тантризм проповедовало, что заветной нирваны достичь легче заклинаниями, чем самосовершенствованием, как когда-то завещал Будда-Учитель – Шакья-Муни. Считалось, что тарни – заклинание укрощало страдания и избавляло от грехов, призывало на помощь божество. Первой магической формулой была мани – начало молитвы, начертанное всюду-от метровых иероглифов на склоне Богдо-улы до крошечных-на узеньком лоскуте ткани или ладанке. Особая роль в пантеоне богов буддизма отводилась грозным, гневающимся божествам-дхармапалам, по-тибетски докшитам. Эти “защитники веры”, пожалуй, более почитались в Монголии, чем милостивые, погруженные в созерцание будды. Недаром главный храм в Их-Хурэ был тантрийским, а важнейшим среди праздников города-мистерия цам, тантрийский обряд, отгонявший от города злые силы и заканчивавшийся грандиозным сожжением пирамиды – символа врагов религии. Необычайную популярность тантризма в Монголии можно, очевидно, объяснить тем, что заклинание, общение с духами, высшими силами, которое лежало в основе тантризма, было понятно монголам и близко с древнейших времен в главном веровании кочевников – шаманизме.

Характерно, что один из самых значительных ансамблей столицы был сооружен для главного оракула Монголии. В 1904 году для его резиденции было отведено обширное пространство южнее площади Поклонений, а в 1908 году ансамбль, обнесенный высокой монастырской стеной, был уже закончен. Когда-то от Зеленого дворца сюда вела пустынная охраняемая дорога, по которой через скромный деревянный мост над Толой проезжал последний богдо. Сейчас по этим местам к центру Улан-Батора через массивный, украшенный башенками каменный Мост дружбы проложена одна из главных магистралей города – широкий асфальтированный проспект Ленина. Вдоль него тянется огромный, в 42 гектара, разбитый в наши дни и благоустроенный Детский парк. Его строителями были молодежные интербригады социалистических стран, поэтому в Улан-Баторе его называют Парком дружбы.


Чойжин-ламын-сум

Чойжин-ламын-сум ныне со всех сторон окружают современные здания: Государственной публичной библиотеки, Выставочного зала Союза монгольских художников, Клуба советских специалистов имени В. И. Ленина, литературного музея Д. Нацагдоржа, Дворца бракосочетаний и т. д. А в зданиях Чойжин-ламын- сума сейчас размещается Антирелигиозный музей Монголии.


Мост Дружбы через Толу

Своей планировкой по типу смежных дворов, главная ось которых идет с юга на север, ансамбль Чойжин-ламын-сум напоминает резиденцию богдо-хана. Однако здесь нет стилевого единства, которое отличает тот памятник архитектуры. В строительстве Чойжин-ламын-сума наряду с деревом гораздо шире использован камень и кирпич.


Ям-пай

Перед центральным входом в ансамбль с юга прежде стояли Триумфальные ворота, которые были сооружены из камня, но имитировали деревянные. Это были единственные каменные Триумфальные ворота в Монголии. Возле них, на одной оси со всеми главными зданиями ансамбля Чойжин-ламын-сум, был построен и ныне стоит трехстворчатый щит ям-пай, выполненный из местной голубоватой керамики. Многофигурные рельефные композиции на нем назидательно показывают, что бороться с врагами религии можно ревностным служением буддизму, обращением к нему неверующих, пропагандой учения Будды – Учителя. Рельефы на боковых створках щита рассказывают о странствиях буддийского монаха Тан-Сюань-цзана, посвятившего свою жизнь распространению буддийских книг. В центре щита изображен Хан-Гаруди, мифический царь птиц на Востоке, – пузатое чудовище с ногами руками, с рогами на голове и огромным клювом, в котором он держит змею, а по бокам его тверные стражи – арсланы – львы – олицетворение царской власти.

Читайте также:
Виза в Болгарию для граждан Казахстана в 2021 году: необходимые документы и стоимость оформления


Хан-Гаруди. Рельеф на ям-пае

Святые ворота, открывающие ансамбль, намного скромнее, чем в резиденции богдо-хана и выполнены из кирпича и дерева. Подобно воротам второго двора, они украшены сверху позолоченными газелями и “колесом учения”; по скатам крыш – животными-охранителями. Вдоль конька одной из крыш расставлены фигурки всадников. Над крышей ворот возвышается квадратная в плане побеленная башенка. Три стены ее имеют в центре по круглому, как иллюминатор, окну, а четвертая оформлена в виде сплошного окна с множеством рам и переплетов. Колонны, как и все деревянные части ворот, окрашены в красный цвет и расписаны орнаментами. На узких консолях живописные пейзажи с волнующимся морем, дворцами в буйных садах и т. д. Такие же ворота расположены в ограде ансамбля на востоке и западе. Их башенки окрашены в разные цвета согласно буддийской символике.


Вход в гол-сум

От Святых ворот через все дворы монастыря вымощен камнем главный-“высокий путь”, ведущий к гол-суму. Гол-сум- это два соединенных храма: в одном шло богослужение, из него оракул удалялся в другой для предсказаний. Здание гол-сума сооружено на гранитном цоколе. По всему главному фасаду проходит галерея с колоннами. На каменном парапете, украшенном плоскорельефной орнаментальной резьбой, установлены фигуры льва, слона, обезьяны, сосуды с плодами.


Гол-сум

Над галереей по фасаду протянута падуга с “уникальной” в своем роде живописью. Нетускнеющими минеральными и земляными красками написаны нарубленные тела, синеющие головы, вывернутые языки, внутренности, букетом висящие сердца, гирлянды голов, кровь. Это останки врагов религии, такая же судьба ждет грешников. В ансамбле Чойжин-ламын-сум многое напоминает о миссии ее владельца, призванного в любом обличье узнавать и карать врагов религии.


Гол-сум. Карниз и капитель

В галерее гол-сума оригинальный деревянный подвесной потолок. В квадратах, образованных при пересечении реек, роспись-драконы среди облаков. Это извивающееся чудовище с оскаленной пастью-главный мотив в росписи и резьбе ансамбля. Особый интерес представляет ажурная сквозная резьба капителей колонн. Изображенные в гирляндах цветов драконы везде разные. Резными головами их завершаются балки карнизов. На колоннах, потолке, стенах, дверях – всюду внутри здания на традиционном красном фоне позолоченные драконы, окруженные цветами, облаками, огнем. Здесь же грозные божества – хранители желтой веры в языках стилизованного золотисто-красного пламени и атрибуты их власти. Стены башенки – гонхона завешены иконами больших размеров, живописными и аппликациями. В центре иконостаса-золоченая фигура Будды-Учителя Шакья-Муни на львином престоле.


Роспись потолка в галерее гол-сума

Незаметная дверь за иконостасом ведет в помещение храма грозного Идама, покровителя Чойжин-ламы. Сюда он уединялся, чтобы, доведя себя до исступления, определить врагов религии.


Гол-сум. Фрагмент галереи

Остальные храмы ансамбля также имели свое назначение и посвящение. На западе – храм Будды-Учителя, его позолоченная фигура вместе с основными учениками установлена в алтарной части этого сооружения. Стены здания решены в виде пещер, в которых помещены фигуры шестнадцати найданов- апостолов буддизма, живших на заре религии в пещерах.


Во дворе Чойжин-ламын-сума

Восточнее гол-сума находится храм, посвященный Ундэр-гэгэну. Восьмигранное в плане сооружение напоминает о национальных традициях юртообразного зодчества.


Чойжин-ламын-сум у Западных ворот

Во втором дворе ансамбля симметрично расположены два храма-юрты. Крыша одного из них, кирпичного, покрыта листовым железом. Выбеленная, скромная, юрта, с нанесенным на крышу синим орнаментом – излюбленным украшением юрты кочевника, выделяется на фоне ярко-красных нарядных зданий ансамбля.


Чойжин-ламын-сум. Фрагмент

Сейчас в Чойжин-ламын-суме антирелигиозный музей. Наряду с подлинными произведениями искусства здесь выставлены ремесленнически грубые поделки; собраны бурханы разных веков и школ, вывезенные из Индии, Непала, Тибета, представлены и работы монгольских мастеров. Среди экспонатов музея выделяются красотой формы, певучим благородством линий, подлинной духовностью образов пять главных дхиани-будд-будд созерцаний, согласно канону, воплощающих тысячу будд пантеона. Исполненные Ундэр-гэгэном Занабазаром, они украшают храм, поставленный в его честь. Здесь же находится и отлитая из металла и позолоченная фигура, которая считается автопортретом Ундэр-гэгэна. Плотный, сильно облысевший мужчина в ламском одеянии левой рукой держит колокольчик, правая – в священной мудре поучения, лицо, с узенькой линией усов, чуть улыбается – таким он канонизирован и изображается на всех иконах Монголии среди верных учеников и последователей. Но в скульптуре подчеркнуто не благодушие, с каким он изображается на иконах, а мудрость и достоинство человека, обладающего властью. Портретное сходство бесспорно, несмотря на следование каноническим правилам.

Читайте также:
Виза во Францию до 5 лет самостоятельно


Храм-юрта во дворе Чойжин-ламын-сума

Художники в то время не подписывали свои произведения. Считалось, что уже скромным следованием канонам они завоевывают благочестие, как другие ламы молитвами, астрологическими предсказаниями, вырезанием ксилографов. Лишь Ундэр- гэгэн, по преданию, как глава ламства в Монголии позволял себе “подписывать” произведения: вырезать лепестки священного лотоса не только спереди, но и кругом по всему пьедесталу, который служил в ламаистской скульптуре дарохранилищем, и снизу на крышке этого дарохранилища, куда закладывались молитвы мани и подношения (чаще зерна), изображать священный знак “нацагдоржи”, а вдоль спины бурхана располагать нить четок. Бурханы, отмеченные этими знаками, лучшие в культовой скульптуре Монголии. Выше их художественного, да и технического мастерства, достигнутого на рубеже XVII – XVIII веков, никто из монгольских скульпторов не поднялся.


Г. Занабазар. Ратнасамбава. Кон. XVII – нач. XVIII в.

Среди экспонатов музея большой интерес представляет собрание масок для религиозной мистерии-пантомимы – цам, что по-тибетски означает пляска, танец. Монгольские мастера в создании масок для цама достигали большой выразительности благодаря развитым традициям декоративно – прикладного искусства.


Г. Занабазар. Пять дхиани-будд созерцания. Кон. XVII – нач. XVIII в.

В подробную разработку сценария цама и оформления масок мастера, состоявшие при разных монастырях, вносили свою фантазию и творческое начало. В этом плане особенно выделяется работа представителя прославленной школы столичных художников на рубеже XIX – XX веков Пунцаг-Осора и его учеников. Сам он был не только оформителем цама, но и участником мистерии: поджигал в финале цама пирамиду – символ врагов религии, поэтому его и называли чамбан (заклинатель) Пунцаг-Осор. Маски его мастерской считаются в Монголии классическими. Они создают яркие, впечатляющие образы. Пожалуй, нет страны, издавшей хоть одну книгу о Монголии, где бы не фигурировала фотография, часто цветная, коралловой маски Жамсрана, исполненной Пунцаг-Осором. На протяжении всего празднества эту маску весом более 30 килограммов, сплошь инкрустированную кораллами, носил на голове облаченный в тяжелые доспехи и одеяния монах. Жамсран – один из Восьми Ужасных буддийских божеств. Его лицо всегда делали красным, в короне изображалось пять черепов – символ победы над всеми человеческими чувствами, в левой руке он держал человеческое сердце. В украшении маски Жамсрана и других Ужасных божеств самым распространенным был орнамент гал-языки пламени огня, очищающего веру. По легенде, Жамсран спас второго богдо-гэгэна Монголии от молнии и стал его небесным хранителем. В Их-Хурэ, ставке монгольских гэгэнов, он был самым. почитаемым грозным божеством. Вот почему мы так часто встречаем в музеях Улан-Батора и иконы, и маски, и изваяния Жамсрана, в гневе оскаленного, со сверкающими тремя глазами, с золотыми языками пламени вместо бровей.


Г. Занабазар. Автопортрет (?) Кон. XVII – нач. XVIII в.

Экспрессия образа маски подчеркивается фактурой – лицо сплошь покрыто кораллами; камни так искусно подобраны по оттенкам и размерам, что придают маске особую живость. В Улан-Баторе сохранилось несколько подобных масок Жамсрана, и каждая из них, при сходной трактовке образа, индивидуальна по исполнению.


Пунцаг-Осор. Маска Жамсрана. Кон. XIX в.

Остальные маски цама, которые экспонируются в музее, также выполнены из папье-маше и расписаны красками, украшены камнями, костью, стеклярусом и т. д. – в зависимости от персонажа. Все они устрашающего вида; их необходимый атрибут вместе с огнем – череп. Некоторые, как Чойжил – Владыка мертвых, украшены гирляндами из черепов. У синемордого Чойжила голова рогатого разъяренного быка. Оскаленная пасть с огромными клыками и языком служила прорезью для глаз исполнителя, в руках он должен был держать непременно скипетр из частей скелета человека.


Маска Сивого старца. Кон. XIX в.

Большой интерес представляет маска Сивого Старца, считавшегося издавна хозяином горы Сангино-хайрхан возле монгольской столицы. Со спутанной мощной гривой из волос яка голова этого персонажа по цвету напоминает каменистую, серую от гальки поверхность гор вокруг Улан-Батора. Из волос яка сделаны также лохматые брови и борода старика, изо рта торчат звериные клыки. Этот персонаж – свидетель терпимости ламаизма к своему предшественнику на монгольской земле-шаманизму, столь почитавшему духов гор. В то же время в этой маске отчетливее, чем в других, проступает личное отношение художника к создаваемому образу. Чаще всего Сивый Старец не страшен, а скорее вздорен, низведен до уровня комического персонажа. Таков он даже в маске, созданной для самого первого цама в Их-Хурэ (Музей изобразительного искусства Монголии).

Маски цама работы столичных мастеровяркое свидетельство их высокого профессионального уровня, умения пластически выразить экспрессию образа, тонкое понимание самой сути декоративности.

Обязательными персонажами цама была и пара скелетов Дуртоддагва – хозяев кладбищ, обязанность которых во время мистерии – очищать от злых духов путь главным божествам. Вообще в понимании ламаистов скелет не символ смерти, а символ обновления жизни, поскольку, как они считали, человек не умирает, а возрождается в новом существе. Недаром так распространены были в Монголии изделия из различных костей скелета. В Антирелигиозном музее можно увидеть некоторые из них: не раз повторенную чашу из человеческого черепа, покрытую серебром (ее мог заказать отец в память о погибшем сыне из его черепа), музыкальный инструмент типа флейты из берцовой кости. Серебряная оправа этих изделий украшена чеканными и гравированными орнаментами, означавшими благопожелания.

Читайте также:
Фото Большой голубой дыры (72 фото)

Среди экспонатов Антирелигиозного музея много церковной утвари. Чаще всего отлитые из металла изделия украшены узорами в технике чеканки, гравировки, прорези и т. д. В орнаментальные композиции включены изображения драконов, слонов, львов. Здесь есть и ламские колокольчики с чудесным тембром, отлитые из сплава, секрет которого до сих пор не разгадан. Есть ритуальные предметы, назначение которых давно забыто.

Чойжин ламын сум

Координаты: 47°54′54″ с. ш. 106°55′06″ в. д.  /  47.91500° с. ш. 106.91833° в. д.  / 47.91500; 106.91833 (G) (O) (Я)

Храм-музей Чойжин-ламы
Чойжин ламын сүм музей

Музей-панорама
Дата основания 1904
Основатель Лувсанхайдав
Местонахождение Монголия, Улан-Батор, Сухэ-Батор, ул. Гэндэна
Сайт templemuseum.mn
Храм-музей Чойжин-ламы на Викискладе

К:Википедия:Ссылка на Викисклад непосредственно в статье

Храм-музей Чойджин-ламы (монг. Чойжин ламын сүм ) — храмовый комплекс начала XX века в столице Монголии Улан-Баторе. В настоящее время — действующий музей тибето-монгольского религиозного искусства.

Содержание

  • 1 История
  • 2 Архитектура
  • 3 Экспозиция музея
  • 4 Примечания

История [ править ]

В 1875 году шестилетний Богдо-гэгэн VIII прибыл в Монголию вместе со своим младшим братом Лувсанхайдавом (1871—1918). Когда Лувсанхайдаву исполнилось 12 лет, личный учитель Богдо-гэгэна Балданчоймбол решил сделать из него прорицателя и в 1884 году пригласил из Тибета чойджин-ламу Сэтээва для исполнения ритуала нисхождения в ребёнка духа-провидца (чойжин). Совместно с ним ритуал нисхождения исполнил и ургинский лама Лувсанпэлжээ. Главными духами-провидцами, на которых опирался Лувсанхайдав в своей практике, стали Найчин-чойжин, Зэмэр-чойжин и Дордже Шугден. Преполагалось, что эти духи станут опорой монгольской государственности и помогут изгнать маньчжурскую власть из Халхи. Сам Лувсанхайдав был известен как поклонник «красной веры» и не придерживался общепринятой в школе гелуг практики целибата, женился. [1]

Первый храм, построенный для государственного чойжин-ламы в 1896—1902 годах в ургинском Зуун-хурэ на народные пожертвования, в 1903 году погиб в пожаре. Тогда Лувсанхайдав на собственные средства и средства собственной жены Сурэнхорло, — дочери управляющего китайским торговым кварталом Урги Маймачен, — начал создание нового каменного храма вокруг уже построенного на этом месте в 1891-1901 годах храма Зуу. В 1906 году Лувсанхайдав отправил императору Гуансюю сопровождённое подарками письмо, в котором заверил его в том, что в новом храме будут молиться за его долголетие и за прочность имперской власти, а также испрашивал официальное название для храма; в результате храм получил имя «Храм распространения милостей» (монг. Өршөөлийг хөгжүүлэгч сүм ). В 1908 году строительство храмового комплекса было завершено. Богдо-гэгэн дал ему имя «Дворец, подавляющий все виды чёрных демонов и творящий великое неколебимое блаженство» (Хар, зүгийн шулмасын аймгийн омгийг дарагч, их амгалангийн урвалтгүй зүтгэн бүтээсэн орд харш). [2]

Вплоть до 1936 года в храме проходили службы, а в 1938 году, во время репрессий духовенства в Монголии храм был закрыт, и, вероятно, был бы снесён, однако в 1940 году по постановлению Учёного комитета Монголии храм было решено оставить в качестве памятника архитектуры. В 1941 году он был взят под защиту государства, а в 1942 году было принято решение использовать помещения храма под антирелигиозный музей (позже — «Музей истории религии»).

Архитектура [ править ]

Автором большинства проектов строений комплекса, строившегося из дерева, был монгольский архитектор Омбогийн. Архитектура комплекса испытала существенное влияние китайского зодчества. [3] В изготовлении ритуальной утвари, в частности изображений-танка, принимал участие будущий основатель современной монгольской живописи, Балдугийн Шарав. На украшения всего комплекса было потрачено 1821,2 кг чистого серебра.

Экспозиция музея [ править ]

Экспозиция воспроизводит состояние храма, каким он был при Лувсанхайдаве. В главном храме находится статуя Будды Шакьямуни XVIII века, по правую руку от неё находится статуя Лувсанхайдава, по — левую — мумифицированное тело ламы Балданчоймбола. Музей располагает большой коллекцией культовых принадлежностей тибетского буддизма, копией 108-томного буддийского канона Кангьюра и 226-томных комментариев к нему — Тенгьюра, привезённой из Тибета Богдо-гегеном VIII, а также коллекцией масок для церемонии цам. Снаружи храма располагается молельня, выполненная в форме традиционной монгольской юрты, а также площадка, на которой Лувсанхайдав выполнял тантрические ритуалы.

В храме Зуу, посвящённом Будде Шакьямуни, экспонируются три статуи Будды, изготовленные из папье-маше. На стенах храма — изображения 16 архатов и четырёх махарадж. В храме Ядам Чойжин-лама проводил важнейшие ритуалы, и он был закрыт для верующих. В нём находятся бронзовые статуи 84 индийских махасиддхов, а также статуи йидамов Калачакры и Махамаи, будды Ваджрадхары и др. Храм Амалган посвящён первому тулку Богдо-гэгэна, Дзанабадзару (1635—1724). [4]

Чойжин ламын сум

Координаты: 47°54′54″ с. ш. 106°55′06″ в. д.  /  47.91500° с. ш. 106.91833° в. д.  / 47.91500; 106.91833 (G) (O) (Я)

Храм-музей Чойжин-ламы
Чойжин ламын сүм музей

Музей-панорама
Дата основания 1904
Основатель Лувсанхайдав
Местонахождение Монголия, Улан-Батор, Сухэ-Батор, ул. Гэндэна
Сайт templemuseum.mn
Храм-музей Чойжин-ламы на Викискладе

К:Википедия:Ссылка на Викисклад непосредственно в статье

Храм-музей Чойджин-ламы (монг. Чойжин ламын сүм ) — храмовый комплекс начала XX века в столице Монголии Улан-Баторе. В настоящее время — действующий музей тибето-монгольского религиозного искусства.

Содержание

  • 1 История
  • 2 Архитектура
  • 3 Экспозиция музея
  • 4 Примечания

История [ править ]

В 1875 году шестилетний Богдо-гэгэн VIII прибыл в Монголию вместе со своим младшим братом Лувсанхайдавом (1871—1918). Когда Лувсанхайдаву исполнилось 12 лет, личный учитель Богдо-гэгэна Балданчоймбол решил сделать из него прорицателя и в 1884 году пригласил из Тибета чойджин-ламу Сэтээва для исполнения ритуала нисхождения в ребёнка духа-провидца (чойжин). Совместно с ним ритуал нисхождения исполнил и ургинский лама Лувсанпэлжээ. Главными духами-провидцами, на которых опирался Лувсанхайдав в своей практике, стали Найчин-чойжин, Зэмэр-чойжин и Дордже Шугден. Преполагалось, что эти духи станут опорой монгольской государственности и помогут изгнать маньчжурскую власть из Халхи. Сам Лувсанхайдав был известен как поклонник «красной веры» и не придерживался общепринятой в школе гелуг практики целибата, женился. [1]

Первый храм, построенный для государственного чойжин-ламы в 1896—1902 годах в ургинском Зуун-хурэ на народные пожертвования, в 1903 году погиб в пожаре. Тогда Лувсанхайдав на собственные средства и средства собственной жены Сурэнхорло, — дочери управляющего китайским торговым кварталом Урги Маймачен, — начал создание нового каменного храма вокруг уже построенного на этом месте в 1891-1901 годах храма Зуу. В 1906 году Лувсанхайдав отправил императору Гуансюю сопровождённое подарками письмо, в котором заверил его в том, что в новом храме будут молиться за его долголетие и за прочность имперской власти, а также испрашивал официальное название для храма; в результате храм получил имя «Храм распространения милостей» (монг. Өршөөлийг хөгжүүлэгч сүм ). В 1908 году строительство храмового комплекса было завершено. Богдо-гэгэн дал ему имя «Дворец, подавляющий все виды чёрных демонов и творящий великое неколебимое блаженство» (Хар, зүгийн шулмасын аймгийн омгийг дарагч, их амгалангийн урвалтгүй зүтгэн бүтээсэн орд харш). [2]

Вплоть до 1936 года в храме проходили службы, а в 1938 году, во время репрессий духовенства в Монголии храм был закрыт, и, вероятно, был бы снесён, однако в 1940 году по постановлению Учёного комитета Монголии храм было решено оставить в качестве памятника архитектуры. В 1941 году он был взят под защиту государства, а в 1942 году было принято решение использовать помещения храма под антирелигиозный музей (позже — «Музей истории религии»).

Архитектура [ править ]

Автором большинства проектов строений комплекса, строившегося из дерева, был монгольский архитектор Омбогийн. Архитектура комплекса испытала существенное влияние китайского зодчества. [3] В изготовлении ритуальной утвари, в частности изображений-танка, принимал участие будущий основатель современной монгольской живописи, Балдугийн Шарав. На украшения всего комплекса было потрачено 1821,2 кг чистого серебра.

Экспозиция музея [ править ]

Экспозиция воспроизводит состояние храма, каким он был при Лувсанхайдаве. В главном храме находится статуя Будды Шакьямуни XVIII века, по правую руку от неё находится статуя Лувсанхайдава, по — левую — мумифицированное тело ламы Балданчоймбола. Музей располагает большой коллекцией культовых принадлежностей тибетского буддизма, копией 108-томного буддийского канона Кангьюра и 226-томных комментариев к нему — Тенгьюра, привезённой из Тибета Богдо-гегеном VIII, а также коллекцией масок для церемонии цам. Снаружи храма располагается молельня, выполненная в форме традиционной монгольской юрты, а также площадка, на которой Лувсанхайдав выполнял тантрические ритуалы.

В храме Зуу, посвящённом Будде Шакьямуни, экспонируются три статуи Будды, изготовленные из папье-маше. На стенах храма — изображения 16 архатов и четырёх махарадж. В храме Ядам Чойжин-лама проводил важнейшие ритуалы, и он был закрыт для верующих. В нём находятся бронзовые статуи 84 индийских махасиддхов, а также статуи йидамов Калачакры и Махамаи, будды Ваджрадхары и др. Храм Амалган посвящён первому тулку Богдо-гэгэна, Дзанабадзару (1635—1724). [4]

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: